Нюркины границы. Рассказ

У каждого человека есть какое-то свое понимание добра и зла, правды и лжи, правильного и неправильного. И хоть граница, отделяющая одно от другого, бывает весьма размытой, да и редко остается на одном и том же месте, все же без такой границы не обходится ни одно разумное существо.

Нюра также жила во власти этого закона, и всегда четко распределяла происходящее вокруг и внутри нее по нужную сторону границы. Причем однажды определенное редко могло перейти на другую сторону – тут Нюра была невероятно упряма.

Однако, даже сама не подозревая об этом, мечтала Нюра о том, чтобы где-то в пределах самой границы обнаружить особую заповедную зону, находясь на которой, не нужно будет думать о том, по какую сторону границы должно находиться все остальное.

Как бы было прекрасно прогуляться по заповеднику, безоценочно наблюдая мир по обе стороны, не предпринимая никаких попыток оправдать одну сторону и обвинить во всех бедах другую.

И это были вовсе не пустые мечтания. Иногда Нюрке вдруг удавалось ненароком оказаться в этой заповедной зоне, и на несколько мгновений она вдруг оказывалась будто на другой планете. Нет, точнее она чувствовала себя беспристрастным зрителем, наблюдающим за метаниями чувств героя какой-нибудь кинокартины.

Но это особое состояние никогда не продолжалось слишком долго, и Нюру опять вовлекало в круговерть жизни, где существовали границы, и где необходимо было дать всему оценку и поместить по определенную сторону границы.

Однако даже осознание самой возможности быть «безграничным» наполняло Нюру дыханием свободы, и порой, в качестве какого-то особого тренинга или просто для разнообразия, Нюра меняла полюса «заграничных» людей и событий, и весь мир сразу же представлялся совсем иным. Добро становилось пороком, близкие – чужими, прекрасное – отвратительным.

И страшнее всего в этой перевернутости оказывалось то, что, на самом деле, все действительно могло быть именно так, и лишь сама Нюра, по прихоти неизвестных обстоятельств, где-то ошиблась и неверно распределила имеющиеся данности.

В подобные моменты Нюру охватывал такой ужас, что она уже и сама не знала, где есть правда, а где ложь, где добро, и где зло, где правильность, а где неверность.

И Нюра судорожно хваталась за телефон, звонила Марку и бежала к нему на встречу, чтобы в его непреложном знании собственной границы правильного и ложного, любимого и ненавистного обрести зыбкую уверенность в однозначности окружающего мира.

В крепких объятиях Марка, в грубых ласках его рук, теребящих чувствительные соски ее груди, в уверенной твердости его плоти в ее теле, Нюра наконец успокаивалась, и было уже совершенно неважно - что именно и по какую сторону границы находится, ведь все границы условны, и тот же Марк, например, мог запросто быть как с одной стороны нюркиной границы, так и с другой, а на самом деле, в этот краткий финальный миг, они, вдвоем с Марком, оказывались вне всяких границ, в той самой труднодоступной, но желаемой заповедной зоне.

Другие рассказы:

   • Нюркина сказка. Рассказ

   • Сновидения Нюры. Рассказ

   • Нюркины страхи. Рассказ

   • Звезды для Нюрки. Рассказ 

Можете поделиться понравившейся историей с друзьями и близкими: