Завтра. Фантастическая история о любви

Никогда нельзя угадать, в какую сторону завтра посмотрит человек. В ХХ веке писатели-фантасты пророчили самые разные варианты будущего, обещая, что человечество будет жить совсем не так, как в их настоящем.

И оказались правы. Но только не в том, в какую именно сторону свернет человеческая цивилизация.

Вега родилась во вторую эпоху космических путешествий (с чем и связано ее имя), когда после Глобальной Катастрофы (2247 год) человечество озаботилось поиском нового дома. На всякий случай.

Однако космос оказался пуст, и кроме как каких-то простейших организмов, никто там больше не прижился.

Человечеству пришлось вернуться на разрушенную Землю и начинать все сначала.

После Глобальной Катастрофы Штаты помахали ручкой и канули в вечность. Теперь там снова Дикий Запад. Зато Сибирь России расцвела, как земля после зимнего сна – еще бы ведь там теперь самое распрекрасное место для жизни. Крохотная Япония (сократившаяся чуть ли не в три раза) стала развиваться технически и теперь уже не поймешь, кто там живет – люди или роботы.

От японцев Веге достался хороший суперсовременный протез вместо правой руки (которую она потеряла во время Глобальной Катастрофы), и он сработан был куда надежнее, чем ее родная рука.

Китайцы переселились под воду, а так как там территории куда больше, чем на суше, то активно плодятся и расселяются по дну морскому.

Проработав в одной китайской компании, Вега получила в подарок жабры, так что теперь запросто могла находиться под водой более 5-6 часов. А вот на пересадку кожи китайская компания не раскошелилась, иначе Вега могла бы стать полноценным гражданином Китайской Подводной Республики.

Впрочем, Веге больше нравилось жить на суше, а не под водой. Тем более, что Китай развязал войну с Японией, под поводом того, что японцы увеличивают острова за счет территории их подводного государства. Война текла вяло, ведь одни были наверху, другие – внизу, но все же Вега предпочитала спокойную жизнь.

Именно поэтому Вега стала гражданкой независимой Сибири.

Сибирь ни с кем не воевала, но тщательно отгородилась от остального мира, пуская к себе только туристов. Да и то лишь в специальные курортные города.

Но Вегу они с радостью приняли. Еще бы, ведь она хранила в памяти всю историю Индии, историю нескольких азиатских народов, да и много другой информации со всего мира.

Вега – единственная, кто остался жив после экспериментов индийского ученого Уни Вахнашады. Ее мозг, как компьютер, в лаборатории Вахнашады разогнали в несколько тысяч раз и забили всей известной информацией, которая на тот момент была доступна. Вега не была добровольцем, родители отдали умирающего от голода ребенка Вахнашаде только для того, чтобы ее в перерывах между опытами кормили хоть какой-нибудь едой.

Мозг остальных подопытных не выдержал подобной нагрузки. А Вега почему-то выжила. Может быть потому, что Вега никогда не была особо любопытной. Да, у нее в голове был огромнейший склад информации, но она использовала только ее крохи. Да и то, при необходимости.

Тем более весь мир удивился, когда в качестве пассии красивая Вега (красотой Вега обязана больше китайским биоинженерам, нежели матери-природе) выбрала Кэвина, обычного сибиского аборигена из какого-то малоизвестного народа, который из-за какой-то врожденной патологии оказался не очень способным к умственной деятельности (Кэвин – это ненастоящее имя, а настоящее было слишком сложным, так что его просто сократили до простого).

Ну и что? Веге было хорошо с Кэвином, а тот, хоть и не знал, что солнце – это звезда, зато боготворил Вегу, как настоящую богиню.

Дело в том, что Кэвин любил сказки. А уж их-то в памяти Веги было с избытком. Даже учитывая, что она почти каждый день рассказывала Кэвину новую, ей бы хватило сказок на сотню, а то и больше лет.

В рабочее время Вега старательно надиктовывала пропавшие во время Глобальной Катастрофы книги целому штату телеграфистов (иного варианта извлечь данные из мозга Веги не было – это было следующим этапом работы Вахнашады, который, к счастью или нет, так и не был реализован), а вечером, в постели, поглаживая крепкое мускулистое тело Кэвина своей металлической рукой, рассказывала Кэвину сказки, как Шехерезада «Тысячи и одной ночи».

И если бы кто-то узнал, чем занимаются по ночам влюбленные, наверняка бы удивился.

Но никто ничего не знал. И это вполне устраивало Вегу и Кэвина.

Никому, кроме, может, Господа бога, не дано знать, что будет завтра. Известно только одно - оно будет совсем не таким, как сегодня, или как вчера. Однако, как бы ни изменился мир, человек останется все тем же, неважно, сколько он будет знать, какое тело будет носить, где будет жить – на поверхности или же на дне океанов. И ему нужно будет то же самое обыкновенное человеческое счастье, о котором мечтали его родители, их родители, родители родителей и вся череда предков, уходящая вглубь веков.

Другие фантастические истории о любви:

   • Ради любви и только ради любви. Фантастическая история о любви

   • Пока только в реале… (часть 2). Фантастическая история о любви

   • Продавец любви. Фантастическая история о любви

   • Тревожных симптомов нет. Фантастическая история о любви 

Можете поделиться понравившейся историей с друзьями и близкими: