Жертвоприношение Нюры. Рассказ

Нюра хорошо понимала, сколь благосклонно к ней небо. Оно бережно несло Нюру вперед, оберегая ее жизнь от всевозможных напастей.

А охотников до человеческой жизни было множество. Нюра даже удивлялась, как беспечно люди несут себя в этом полном опасностей мире, где каждый миг грозил оказаться последним. И каким же чудом удавалось кому-либо добраться сквозь все смертельные ловушки до ветхой старости?

Нюра с радостью встречала каждый новый день, ведь он запросто мог бы и не случиться. Уже того, что Нюра еще жива, было вполне достаточно для счастья.

А ведь помимо собственной жизни у Нюры был еще Марк. Тоже живой, тоже несомый сквозь миллионы смертей, каждая из которых могла оказаться для него роковой.

Как легко Марк бросался в поток автомобильной реки, как запросто закрывал глаза на смертельные ловушки, которые только и ждали его неосторожного движения…

Вдруг проснувшись в ночной тьме, Нюра тянулась к Марку, слушая его дыхание, касаясь чуткими пальцами его живого тела, не в силах поверить, что он жив, что дышит, что еще будет смеяться и любить Нюру.

От нюркиных прикосновений Марк просыпался, и, думая об ином, вонзался твердым телом в тревожную покорность Нюры и любил ее, дышал и жил, а после, иссякнув и устав, вновь проваливался в сон.

А Нюра, все еще с его плотью внутри себя, слушала тяжелое дыхание Марка, и снова пальцы ее бежали по его телу – живой, родной, любимый...

Но что стоило небу однажды выпустить из своих рук Нюру или Марка, отдать их на растерзание ненасытной смерти?

Когда Нюра вдруг слышала этот заданный ею же вопрос, она испуганно озиралась и спешила в какое-нибудь укромное место – в ванную, туалет или иной пустой угол, где можно было укрыться в одиночестве, брала лезвие или еще что острое и вычерчивала очередную кривую на собственном запястье и боль мгновенно заглушала разыгравшееся воображение.

Капли крови капали в белую раковину, на истертый ногами кафель, на грязный пол, или же в заранее заготовленную салфетку и небо принимало Нюркину жертву, обещая и дальше беречь Нюру и Марка, бережно нести их сквозь время, чтобы они как и прежде могли жить, дышать, смеяться, бояться и любить.

- Что это? – спрашивал Марк, замечая новую рану на Нюркином запястье.

- Это мое жертвоприношение, - честно отвечала Нюра, а Марк смеялся, пока жадные его руки спешно пробирались сквозь одежды к ее живому телу.

Другие рассказы:

   • Нюркины страхи. Рассказ

   • Звезды для Нюрки. Рассказ

   • Нюркины границы. Рассказ

   • Ожидание Нюры. Рассказ 

Можете поделиться понравившейся историей с друзьями и близкими: