Железное сердце. Фантастическая история о любви

- Мам, а мам, а наш дедушка что – робот?

Старый Утер, который все прекрасно слышал, усмехнулся. В устах этого мальчугана, который никогда в жизни не видел роботов, слово звучало, как в далеком-далеком детстве Утера звучали слова «золотоискатель», «охотник» или «пионер».

Почти неосознанно переключив визоры, Утер сквозь стены видел, как Стелла обняла Ганелона, прижав его к своей обнаженной роскошной груди.

Утер покачал железной головой.

«О времена, о нравы!» - говорил какой-то древний поэт. Оказался бы тот поэт здесь и сейчас, он бы, наверное, пришел в ужас.

Ладно еще, что все современные люди ходят нагишом и сексом занимаются прилюдно, так еще с первого класса детей заставляют изучать не арифметику или чистописание, а то, чем обычно занимаются двое людей в постели…

Хотя двое в нынешнее время уже далеко не стандарт…

Утер встал, привычно занижая мощности своего железного тела (ведь оно было рассчитано на нечеловеческие нагрузки), и пошел на кухню.

- Стелла, сделай пожалуйста чайку, - попросил он.

Прекрасная, как греческая Диана, Стелла вскинула глаза к небу. Она не понимала, как можно пить напиток, состоящий почти из обыкновенной воды. Но спорить с Утером было бесполезно, поэтому она подошла к «печке», которая больше всего походила на уродливое толстое дерево, и что-то там стала делать.

Утер, который давно пережил свой век, ничего не понимал в современных биотехнологиях, да и со своим железным телом не мог взаимодействовать с живой - в прямом смысле - техникой дома, поэтому его приходилось обслуживать. Хорошо хоть железному Утеру не требовалось много.

Ганелон, который приходился Утеру каким-то пра-пра-правнуком (или, может, внуком этих самых пра-пра-правнуков, тогда как пра-пра-правнучкой была Стелла), немного побаивался Утера, поэтому тихо шмыгнул прочь из кухни.

Наконец Стелла выдала Утеру большую кружку чая (или чего-то похожего на чай) и пошла, красиво покачивая тазом, заниматься своими делами.

А Утер, сев за стол и зажав железными ладонями горячую кружку, вновь вернулся в свое прошлое…

***

В 2038-м, после устранения последствий крупной аварии, тогда еще молодой Утер получил первый искусственный имплантат - свою железную руку. Через несколько лет ему пришлось заменить свои выгоревшие в пожаре легкие на искусственные. И пошло-поехало – Утер постепенно менял части своего живого тела на механизмы. Что же поделать, если такая у Утера оказалась работа – быть там, где произошло какое-то чрезвычайное происшествие.

Из своего живого в итоге у Утера остался только мозг, надежно укрытый толстой стальной коробкой, все остальное безопасник потерял, спасая людей и ликвидируя аварии.

Впрочем, с железным телом Утеру было даже сподручнее – оно было куда выносливее и обладало большими возможностями, нежели хрупкая человеческая плоть.

В свое время Утер считался лучшим спасателем во всем мире (и даже далеко за его пределами), и в отделе его за глаза называли Железным Генералом.

Утер действительно стал железным, и не только физически.

Именно так ему сказала Селена…

- У тебя железное сердце, Утер. А железное сердце не может любить…

***

Чашка лопнула, сдавленная железными пальцами. Остывший чай пролился на стол.

Очнувшийся Утер поглядел на осколки, потом сгреб их в кучу и вновь погрузился в воспоминания…

***

Селена… Она была прекрасна! Совсем не той красотой, как у Стеллы или других современных женщин. Нет, у нее было такой совершенной красоты. Плечи ее были слишком хрупкими, грудь была маленькой, но зато были фантастически длинные ноги и огромные глаза, в которых так легко было утонуть…

Если кого Утер и любил в своей жизни, то только Селену…

Маленькая Селена оказалась отчаянной женщиной. Когда вдруг загорелась школа, где Селена работала учителем, она сначала помогла вытащить из огня всех своих подопечных, смело бросаясь чуть ли не в пламя, и только потом позволила спасти ее саму.

Если бы рядом не оказался Утер, она бы осталась лежать под рухнувшими обломками, но Утер, совершенно случайно оказавшийся рядом, накрыл ее своим железным телом, а потом вытащил из-под обломков, сохранив ей жизнь.

Кожа Селены прогорела насквозь, так что пришлось ее заменить почти целиком, но в то время биологи уже творили чудеса и вырастили для Селены новую кожу.

Утер был впечатлен подвигом этой маленькой смелой женщины. Может, потому он пришел проведать ее в больнице, хотя обычно тут же забывал тех, кого он спас. Ведь не мог же он влюбиться, видя какую-то мелкую бестию в прожженой одежде и с лысой из-за полностью сгоревших волос голос головой, что так храбро бросалась в огонь, отнимая у него его добычу…

Хотя сейчас все это уже и не важно…

Любила ли Селена Утера, или это просто была благодарность за спасение ее жизни?

Утер верил, что все-таки она его любила. И именно поэтому ушла…

Селена знала только крайности. Золотая середина была чужда ей, как живая плоть для Утера. И после того, как в очередной раз Утер вернулся домой целый и невредимый, она не выдержала.

- Я так не могу! Я уже устала тебя хоронить!.. Раз в месяц мне обязательно сообщают, что ты мертв…

Но ведь для Утера это была не просто работа. Это было его единственным способом бытия. Всю свою жизнь он кого-то спасал, едва не погибая сам. Но каждый раз его чинили и возвращали в строй.

И напрасно он говорил Селене, что он никогда не умрет, пока дома его ждет она.

Однажды она все-таки ушла.

- У тебя железное сердце, Утер, - были ее последние слова, - а железное сердце не может любить…

***

Что-то легко коснулось железной спины Утера.

- Все в порядке?

Стелла встревожено смотрела то на него, то на осколки чашки на столе.

- Да, - ответил Утер, - все хорошо.

- Ты опять думал о Селене? – вдруг спросила она.

- Что? – удивился Утер, - а ты-то откуда знаешь?

- Об этом знают все, - ответила Стелла, - ты хоть и железный, но страдаешь, как любой живой человек… К тому же историю любви Железного Генерала теперь изучают в школе… Ты - настоящий герой для всех юных мальчишек. Ганелон очень гордится тобой.

Если бы Утер мог заплакать, он бы, наверное, заплакал. А так он лишь молча ткнулся своей железной головой в теплый обнаженный живот стоящей рядом Стеллы и замер.

Стелла обняла его и прижала к себе.

- Все хорошо, - тихо сказала Стелла, гладя железную спину Утера, - потому и болит сердце, что оно живое.

- У меня не может болеть сердце, - сказал Утер, - ведь оно железное.

- Нет, - уверенно сказала Стелла, - если бы твое сердце действительно было железным, Селена никогда бы не ушла…

Другие фантастические истории о любви:

   • Завтра. Фантастическая история о любви

   • Ради любви и только ради любви. Фантастическая история о любви

   • Пока только в реале… (часть 1). Фантастическая история о любви

   • Пока только в реале… (часть 2). Фантастическая история о любви 

Можете поделиться понравившейся историей с друзьями и близкими: