Дорога в пустоте

Дорога представляла из себя куски обтесанного камня, висящего прямо в пустоте. По большей части камни были скреплены друг с другом в крепкую надежную тропу шириной в два шага. Но местами дорога была сильно разрушена и каменное крошево лежало в пустоте, как кувшинки на поверхности воды. Свободно парящие камни были весьма опасны – они могли перевернуться под ногой, или, когда на них прыгнешь, отплыть в сторону.

В таких случаях Геор старался перебираться только по большим камням, или же своим длинным посохом собирал камни в кучу, связывал их веревкой в некое подобие плота и, отталкиваясь от других камней, «переплывал» на другую сторону.

Больше всего Геор боялся не того, что однажды упадет в пропасть – бескрайнюю прорву пустоты под дорогой, а что идущий за ним следом (или навстречу) не сможет перебраться через разрушенный участок дороги. Именно поэтому Геор старался оставлять свои «плоты» так, чтобы их можно было подтянуть к себе - как с одной стороны дороги, так и с другой.

Однако это удавалось не всегда. Однажды перед ним дорога просто оборвалась, и начиналась по другую сторону - шагах в двухстах. Пришлось Геору возвращаться назад, собирая отколовшиеся куски камня и перенося их к месту обрыва. Чтобы собрать маленький каменный плотик, способный выдержать одного человека, ему пришлось многожды бегать туда и обратно по дороге. А вот следующему за ним придется потратить еще больше времени, ведь плот Геор оставил по другую сторону (и мысль, что идущий навстречу будет уже снабжен средством передвижения, мало успокаивала).

Но дорога есть дорога, и ничего с этим не поделаешь. Те, кто шел по ней до Геора (если вообще такие были) не делали никаких каменных плотов. Или же разбирали их после себя, возвращая камни в свободное парение. Хотя, может, когда они шли здесь, дорога была еще цела. Или же у них не было такого запаса веревки, как у Геора.

Геор, когда позволяла дорога – ровной стрелой уводя его вперед, нередко думал о дороге. Что такое дорога? Куда она ведет? Откуда она увела Геора? Да и кто такой он сам – Геор?

Все, что знал о себе Геор – это имя. О дороге – что он идет по ней. О пути – что когда-то путь начался и когда-то завершится.

Иногда Геору хотелось побыстрее придти туда, куда его вела эта дорога. В другой раз он боялся того, что с завершением дороги закончится и он сам – Геор.

Дорога, по которой он шел, была безлична. Геор о ней ничего не мог сказать. Просто дорога из обтесанных кусков камня, висящая в бесконечной пустоте, частью разрушенная временем или чем-то еще.

Но иногда на этой дороге попадались островки жизни. Один раз дорога вдруг раздулась и образовала небольшую площадку – шагов в тридцать от одного края до другого. И на этой площадке росли чахлые деревца, трава и даже был родник с водой. И хоть до этого Геор никогда не видел ни воды, ни деревьев, ни травы, он знал их так хорошо, будто встречался с этим чудом тысячу раз. Он даже сразу определил, что деревья именно «чахлые», а вода на вкус была удивительно прекрасной – он пил ее и долго не мог насытиться.

Напившись и отдохнув на площадке, Геор пошел дальше, но воспоминание о вкусной воде, траве и деревьях еще долго ярким воспоминанием хранилось перед его внутренним взором.

В другой раз от дороги ответвлялась короткая тропка и, пройдя по ней, Геор оказался посреди площадки с нагромождением камней. Эти камни не парили в пустоте, а летели куда-то вниз (если сбросить их с площадки), чем несказанно удивили Геора, хотя он почему-то знал, что именно так камни и должны обычно поступать. Среди этих камней лежали вперемешку человечьи кости и насквозь проржавевшие доспехи и мечи, при прикосновении рассыпающиеся в прах.

Тогда Геор понял, что он знал и других людей, и что бывают кости не только человечьи, и он даже помнил, что люди вместо одежды могут облачаться в железо. А что еще ужаснее - Геор понял, что люди могут убивать друг друга.

Геор бежал от этой каменной площадки с древними костями, как от безумия, и постарался поскорее забыть о том, что человек (и даже он сам) способен оборвать чью-то другую жизнь просто так.

Если он, Геор, идет к таким людям, так не лучше ли никогда не приходить туда, куда ведет его дорога?

Но оставаться на месте было еще бессмысленнее и Геор пошел дальше.

В третий раз (это было не так давно), на пути Геора оказалась еще одна небольшая площадка. Посреди этой площадки стоял самодельный очаг, под которым горел огонь, хотя дров нигде не было видно, а над очагом висел котел, в котором кипела похлебка.

Вдохнув аромат еды, Геор вспомнил, что такое ощущать вкус еды на языке или чувствовать себя сытым. Наложив похлебки в чашку, которая стояла возле очага, Геор, давясь и обжигаясь, ел и память ему услужливо сообщила, что когда-то он делал это постоянно и ел самую разную пищу.

Но то, что позже обнаружил Геор на этой площадке, заставило его напрочь забыть о еде.

Ведь Геор обнаружил книгу. Книгу, где непонятные знаки вдруг обернулись словами, которыми кто-то говорил с Геором, хотя никого рядом не было. Этот неизвестный из книги рассказал Геору о себе, о том, что в мире бывают неживые машины, которые могут поднимать большие камни, о людях, которые живут рядом друг с другом – и их так много, что они начинают мучиться от нехватки одиночества и пустоты. Этот неизвестный рассказал Геору о том, что человек приходит из ниоткуда и уходит в никуда, что на свете ест не только деревья и трава, но и горячее солнце и падающая сверху вода. И, главное, он рассказал Геору о том, что на свете существует дружба и любовь.

Еще о многом говорил тот неизвестный из книги, но многого даже Геор не мог себе вообразить, хотя какие-то картины то и дело всплывали в его сознании, как рисунки, которые были в книге, и которые Геор долго разглядывал, стараясь запечатлеть их в своей памяти навсегда.

Как ни хотел Геор расставаться с книгой, он все же оставил ее (для других путников) и поспешил вперед – туда, где растет трава и светит солнце, где живут люди, где они убивают и любят, туда, где мир набит чудесами, как кошелек богача (Геор знал теперь и это).

С какой радостью Геор окунется в этот мир. Каждый миг, отпущенный ему, он проживет как единственный и неповторимый (а ведь так и есть на самом деле), и когда однажды он снова вернется на дорогу, он будет лелеять и беречь свои воспоминания, как самую дорогую вещь на свете, как самую вкусную еду, как самую большую радость, как самое горячее солнце, как самую волшебную и прекрасную любовь.

Другие дорожные истории:

   • Нарисованные человечки

   • Препятствие. Часть 1

   • Препятствие. Часть 2

   • Охотник дорог 

Можете поделиться понравившейся историей с друзьями и близкими:

Оформить микрозайм без отказа - у нас